Наряду с решением общебиологических проблем исследования в области бактериофагии имеют большое практическое значение. Бактериофаги являются одним из факторов изменчивости микробов. Обладая высокой специфичностью, они широко используются для диагностики инфекционных болезней, типирования культур. Высокая литическая способность фагов в некоторых случаях (гнойные и анаэробные инфекции, чума, холера) используется для лечения и профилактики инфекционных болезней. Однако в случае применения бактериофага для лечебных и профилактических целей следует иметь в виду, что положительные результаты получаются только тогда, когда применяются фаги, обладающие высокой вирулентностью, когда обеспечивается контакт фага с чувствительными к нему бактериями.

В развитии микробиологии исследования бактериофагии занимают особое место. Простота культивирования, короткий период генерации, высокий выход потомства и возможность весьма точного его количественного учета способствовали успешному изучению как функциональной анатомии вирусных частиц, так и механизмов их взаимодействия с клеткой хозяином.
В последние годы исследования на бактериофагах дали исключительно плодотворные результаты и в области разрешения важнейших проблем молекулярной биологии. Именно на бактериофагах была изучена тонкая структура гена, исследованы молекулярные процессы, лежащие в основе мутационных изменений, проведены большие работы по расшифровке наследственного кода и влияния радиации на наследственные структуры организма.

В 1917 г. Д Эрелль, изучая этиологию и патогенез дизентерии, установил лизис бактерий под влиянием фильтрата испражнений страдающих этим заболеванием людей. Лизирующее начало сохранялось при многократном пассировании на культурах дизентерийных бактерий и даже становилось более активным. Агент, растворяющий бактерии, Д Эрелль назвал бактериофагом пожирателем бактерий (от лат. bacterium бактерия, и греч. phagos пожирающий), а процесс, возникающий при действии бактериофагов и заканчивающийся лизисом бактерий, феноменом бактериофагии.

Совсем недавно Шпигельман, проверявший результаты Темина, показал,, что синтез РНК зависимой ДНК происходит в зараженной вирусом клетке с помощью РНК зависимой ДНК полимеразы, обнаруживаемой в частицах вируса саркомы Рауса и некоторых других опухолевых РНК содержащих вирусах.
Однако вирусно генетическая теория пока не подтверждена прямыми экспериментами применительно к злокачественным новообразованиям у человека. Не подлежит сомнению, что в этой области имеется много данных для того, чтобы эта гипотеза стала объективной реальностью. Несомненно и то, что гипотеза открывает широкие перспективы для творческой мысли и экспериментальной проверки.

Методом ДНК РНК гибридизации в лаборатории Дальбекко было показано, что геном опухолевых вирусов интегрирует с хромосомами клетки и таким образом (его не удается определить в качестве инфекционного агента) передается по наследству в процессе клеточного деления. Более того, оказалось, что подобное явление наблюдается и в процессе трансформации клеток РНК содержащим вирусом саркомы Рауса. При этом, как установил Темин, вначале в клетке синтезируется РНК зависимая ДНК, которая, являясь провирусом, интегрирует с хромосомами клеток. В процессе индукции (в смешанных культурах) с этой ДНК происходит списывание вирусной РНК, которая уже, как обычно, выполняет и матричную и информационную функции в наступающем процессе вирусной репродукции.